Обзоры

Конституционный Суд РФ признал неконституционными ряд положений КоАП РФ, а также ч.1 ст. 188 УК РФ

20.07.2010

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 13 июля 2010 г. N 15-П

 

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 188 УГОЛОВНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЧАСТИ 4 СТАТЬИ 4.5,
ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 16.2 И ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 27.11 КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН В.В. БАТАЛОВА, Л.Н. ВАЛУЕВОЙ,
З.Я. ГАНИЕВОЙ, О.А. КРАСНОЙ И И.В. ЭПОВА

    

     Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи Н.В. Селезнева, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Н.В. Мельникова,
     с участием гражданина В.В. Баталова и его представителя - адвоката В.В. Серегина, представителя гражданки Л.Н. Валуевой - адвоката Н.Н. Пташкиной, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,
     руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
     рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений части первой статьи 188 УК Российской Федерации, части 4 статьи 4.5, части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации.
     Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан В.В. Баталова, Л.Н. Валуевой, З.Я. Ганиевой, О.А. Красной и И.В. Эпова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.
     Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
     Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В. Мельникова, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации - В.В. Карпова, от Федеральной таможенной службы - А.А. Гаврилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

     1. Заявителями по настоящему делу - гражданами В.В. Баталовым, Л.Н. Валуевой, З.Я. Ганиевой, О.А. Красной и И.В. Эповым оспаривается конституционность части первой статьи 188 УК Российской Федерации, определяющей контрабанду как перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
     Кроме того, гражданка Л.Н. Валуева оспаривает конституционность следующих положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: части 4 статьи 4.5, закрепляющей правило исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности применительно к случаям отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения; части 1 статьи 16.2, предусматривающей административную ответственность за недекларирование по установленной форме (устной, письменной или электронной) товаров при их перемещении через таможенную границу Российской Федерации; части 2 статьи 27.11, определяющей для целей обеспечения производства по делу об административном правонарушении порядок оценки стоимости изъятых вещей - на основании государственных регулируемых цен в случае, если таковые установлены, в остальных случаях на основании рыночной стоимости, а при необходимости на основании заключения эксперта.
     1.1. При въезде 12 июля 2006 года на территорию Российской Федерации гражданка Л.Н. Валуева не задекларировала обеспеченные сопроводительной документацией провозимые ею и ее совершеннолетним сыном товары на общую сумму в 6510 канадских долларов, эквивалентную по официальному курсу Центрального банка Российской Федерации на этот день сумме в 155 678 рублей. По заключению товароведческой экспертизы среднерыночная стоимость изъятых в ходе таможенного досмотра товаров составляла 278 415 рублей, т.е. сумму, определявшуюся примечанием к статье 169 УК Российской Федерации как крупный размер стоимости перемещаемых товаров, в связи с чем 28 июля 2006 года в отношении Л.Н. Валуевой было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 188 УК Российской Федерации (контрабанда).
     Постановлением следователя от 24 июня 2008 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления, поскольку все изъятые товары были признаны принадлежащими Л.Н. Валуевой и ее сыну в равных долях, стоимость каждой из которых составила менее 250 000 рублей, т.е. не могла быть признана крупным размером, определенным примечанием к статье 169 УК Российской Федерации в качестве одного из признаков состава контрабанды. По результатам административного расследования, проведенного в связи с возбуждением таможенным органом в отношении Л.Н. Валуевой дела об административном правонарушении, она была признана виновной в совершении деяния, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП Российской Федерации (недекларирование товаров), и привлечена к административной ответственности в виде штрафа в размере определенной товароведческой экспертизой рыночной однократной стоимости всего ввезенного товара.
     Приговором Емельяновского районного суда Красноярского края от 7 сентября 2007 года гражданка З.Я. Ганиева была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 188 УК Российской Федерации, выразившегося в сопряженном с недостоверным декларированием перемещении в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров (изделий из меха стоимостью 293 000 рублей). Постановлением Красноярского краевого суда от 27 ноября 2008 года надзорная жалоба защитника З.Я. Ганиевой на приговор оставлена без удовлетворения.
     Постановлением старшего дознавателя по особо важным делам отдела дознания таможенного органа от 5 марта 2009 года в отношении гражданина В.В. Баталова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 188 УК Российской Федерации, в связи с перемещением им через таможенную границу Российской Федерации золотых слитков и ювелирных изделий, стоимость которых в соответствии с заключением эксперта была исчислена по ценам на территории Российской Федерации в размере 364 601 рубль, включая сумму, законодательно разрешенную к ввозу без уплаты таможенных пошлин и налогов гражданину Российской Федерации, свыше шести месяцев непрерывно пребывавшему в иностранном государстве (не более 5000 долларов США в эквивалентном выражении).
     4 сентября 2009 года должностными лицами отдела дознания таможенного органа в отношении супругов О.А. Красной и И.В. Эпова были возбуждены уголовные дела в связи с перемещением ими через таможенную границу при въезде в Российскую Федерацию незадекларированных товаров, стоимость которых по результатам экспертизы была оценена в деле О.А. Красной - в сумме 435 150 рублей, в деле И.В. Эпова - 298 770 рублей. После вступления в силу Федерального закона от 7 апреля 2010 года N 60-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", которым сумма, указанная в примечании к статье 169 УК Российской Федерации в качестве крупного размера стоимости товара, была увеличена до суммы, превышающей 1 500 000 рублей, данные уголовные дела Постановлением судьи Домодедовского городского суда Московской области от 27 апреля 2010 года были прекращены на основании пункта 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации за отсутствием состава преступления.
     1.2. Как утверждают заявители, часть первая статьи 188 УК Российской Федерации позволяет при привлечении к уголовной ответственности за контрабанду, совершаемую путем перемещения через таможенную границу Российской Федерации недекларированного или недостоверно декларированного товара в крупном размере, т.е. в соответствии с примечанием к статье 169 УК Российской Федерации (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 7 апреля 2010 года N 60-ФЗ) на сумму, превышающую 250 000 рублей, признавать его таковым исходя из всей стоимости перемещаемого товара, включая ту ее часть, которая разрешена законодательством Российской Федерации к ввозу без уплаты таможенных пошлин и налогов, а также лишает гражданина возможности в разумных пределах предвидеть последствия своих действий, поскольку в силу своей неопределенности препятствует достоверной оценке стоимости перемещаемого через таможенную границу Российской Федерации товара, нарушая тем самым гарантии конституционных прав, закрепленные в статьях 17 (часть 1), 19 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
     По мнению гражданки Л.Н. Валуевой, тем же статьям Конституции Российской Федерации противоречат часть 1 статьи 16.2 КоАП Российской Федерации, как допускающая возможность включения в стоимость предмета административного правонарушения ту часть стоимости товара, в пределах которой закон предоставляет полное освобождение от уплаты таможенных пошлин, и часть 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации, как допускающая вследствие своей неопределенности возможность произвольного завышения стоимости перемещаемого через таможенную границу товара при исчислении размера административного штрафа.
     Что касается части 4 статьи 4.5 КоАП Российской Федерации, то содержащаяся в ней норма, по мнению заявительницы, позволяет - в нарушение конституционных принципов равенства и правовой определенности - привлекать гражданина к административной ответственности за пределами установленных административным законодательством сроков давности.
     1.3. Федеральным законом от 7 апреля 2010 года N 60-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" определяемый в соответствии с примечанием к статье 169 УК Российской Федерации нижний предел стоимости товара, признаваемой крупным размером для квалификации ряда преступлений в сфере экономической деятельности, в том числе контрабанды, был увеличен до суммы, превышающей 1 500 000 рублей. Давая, таким образом, новую уголовно-правовую оценку этим общественно опасным деяниям, их противоправности и наказуемости, федеральный законодатель преследовал цель обеспечить соразмерность причиняемого вреда и наказания, не нарушая баланс основных прав гражданина и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.
     Следовательно, деяния заявителей по настоящему делу утратили такой признак состава контрабанды, как крупный размер стоимости перемещаемого через таможенную границу Российской Федерации товара, что - исходя из конституционного принципа обратной силы закона, устраняющего или смягчающего ответственность за правонарушения (статья 54, часть 2, Конституции Российской Федерации), - влечет освобождение от установленной ранее уголовной ответственности.
     Вместе с тем, учитывая, что наступление для заявителей существенных правовых последствий (причинение имущественного ущерба, в том числе ввиду морального старения изъятых вещей, и морального вреда, связанного с уголовным преследованием) было обусловлено самим порядком определения крупного размера стоимости товара в качестве критерия при решении вопроса о привлечении их к ответственности (исчисление стоимости товара исходя из его цены на территории Российской Федерации, а не страны, в которой он был приобретен; включение в общую стоимость товара, определяемую как крупный размер, той ее части, которая разрешена законодательством Российской Федерации к ввозу без декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов), производство по настоящему делу в соответствии с частью второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть прекращено.
     1.4. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются положения части первой статьи 188 УК Российской Федерации, части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации в их взаимосвязи, на основании которых при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности за контрабанду либо к административной ответственности за недекларирование перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации товаров, ввозимых для личного пользования, и при определении размера административного штрафа производится оценка стоимости этих товаров, а также положение части 4 статьи 4.5 КоАП Российской Федерации, на основании которого исчисляется срок давности привлечения к административной ответственности в случае отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения.
     2. Осуществляя в целях защиты государственного суверенитета и обеспечения экономической безопасности таможенное регулирование, федеральный законодатель устанавливает как правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров и иных предметов, их оформления и контроля ввоза и вывоза, соблюдая которые граждане реализуют право перемещать товары, в том числе предназначенные для личного пользования, через таможенную границу Российской Федерации в соответствии с избранным таможенным режимом, так и ответственность за нарушение этих правил (статья 4; статья 71, пункты "ж", "о"; статья 72, пункт "к" части 1, Конституции Российской Федерации).
     Действуя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий, федеральный законодатель связан, однако, требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающими возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При этом, как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, предусматриваемые им меры принудительного характера должны отвечать требованиям справедливости, быть соразмерными конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния; такие меры допустимы, если они основываются на законе, служат общественным интересам и не являются чрезмерными; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он, имея целью воспрепятствовать злоупотреблению правом, должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями меры (Постановления от 14 мая 1999 года N 8-П и от 14 ноября 2005 года N 10-П).
     При установлении уголовной и административной ответственности за противоправные деяния в таможенной сфере необходимо исходить из того, что любое преступление либо административное правонарушение, а равно санкции за их совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно- или административно-правовые последствия своих действий (бездействия). Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования; в противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П и от 27 мая 2008 года N 8-П).
     Принцип формальной определенности закона, предполагающий точность и ясность законодательных предписаний, будучи, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, неотъемлемым элементом верховенства права, выступает и в законотворческой деятельности, и в правоприменительной практике необходимой гарантией обеспечения эффективной защиты от произвольных преследования, осуждения и наказания (Постановление от 27 мая 2008 года N 8-П). Необходимость соблюдения принципа правовой определенности подчеркивает и Европейский Суд по правам человека при оценке положений внутригосударственного права с точки зрения общих принципов, содержащихся или вытекающих из Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению Европейского Суда по правам человека, закон во всяком случае должен отвечать установленному Конвенцией стандарту, требующему, чтобы законодательные нормы были сформулированы с достаточной четкостью и позволяли лицу предвидеть, прибегая в случае необходимости к юридической помощи, с какими последствиями могут быть связаны те или иные его действия (Постановления от 26 апреля 1979 года по делу "Санди Таймс" (Sunday Times) против Соединенного Королевства (N 1)", от 28 марта 2000 года по делу "Барановский (Baranowski) против Польши", от 31 июля 2000 года по делу "Йечюс (Jecius) против Литвы", от 28 октября 2003 года по делу "Ракевич против России", от 24 мая 2007 года по делу "Игнатов против России", от 24 мая 2007 года по делу "Владимир Соловьев против России").  

                                             д а л е е    

21.07.2017
28.04.2017
13.11.2015
22.07.2015
05.06.2014
23.03.2014
16.03.2014
02.02.2014
07.02.2010

Интересное: